<p>Родственники прощаются с ребенком через ограду центральной тюрьмы гетто, где детей, больных и стариков держали перед депортацией в Хелмно во время операции "Gehsperre" (нем. — "путь на плаху"). Лодзь, Польша, сентябрь 1942 года.</p>

Дети во время Холокоста

Самыми легкоуязвимыми жертвами нацистов были дети. Согласно нацистской идеологии, убийство детей из “нежелательных” или “опасных” групп, рассматривалось как часть “рассовой борьбы”, а также как превентивная мера защиты. Немцы и их коллаборационисты уничтожали детей вследствие идеологических причин и в связи с реальными или предполагаемыми нападениями партизан.

Таким образом, было убито 1.5 миллиона детей, включая более миллиона евреев и десятки тысяч цыган, немецких детей с физическими и умственными недостатками, находившихся в лечебницах, польских детей и детей, проживавших на оккупированной территории Советского Союза. Еврейские и некоторые нееврейские подростки (13-18 лет) имели шанс выжить в том случае, если они могли быть использованы как рабочая сила в принудительно-трудовых лагерях. Их судьба может быть разделена на следующие категории: 1) дети, убитые по прибытии в лагеря смерти, 2) дети, уничтоженные непосредственно после рождения или в лечебницах, 3) дети, рожденные в гетто или лагерях и выжившие, благодаря заключенным, прятавшим их, 4) дети, как правило, старше 12 лет, которых использовали как рабочую силу и как объекты для медицинских экспериментов и 5) дети, убитые во время карательных или, как их называли, антипартизанских операций.

В гетто погибало множество детей — из-за отсутствия еды, одежды, крыши над головой. Нацистское руководство равнодушно относилось к массовой смертности детей, так как считало, что дети из гетто непригодны для какой-либо полезной деятельности, то есть — тунеядцы. Их редко использовали на принудительных работах, поэтому была велика вероятность их быстрой депортации в концлагеря или лагеря смерти (наряду со стариками, больными и инвалидами), где их обычно убивали.

После прибытия в Освенцим или другой лагерь уничтожения большую часть детей сразу посылали на смерть в газовые камеры. На оккупированной Германией территории Польши и Советского Союза тысячи детей были расстреляны и брошены в общие могилы. Старостам еврейских советов гетто (юденратов) временами приходилось принимать болезненные и неоднозначные решения, чтобы выполнить германские квоты на депортацию детей в лагеря. Януш Корчак, директор сиротского приюта в Варшавском гетто, отказался покинуть обреченных на депортацию детей. Он добровольно отправился в лагерь смерти Треблинка, где погиб вместе со своими подопечными.

Нацисты не щадили детей и других национальностей. Примерами могут служить расправы над цыганскими детьми в концлагере Освенцим; от 5 000 до 7 000 детей – жертв программы “эвтаназии”; дети, погибшие в результате актов возмездия, включая большинство детей в Лидице; расстрелянные вместе с родителями дети, жившие в сельских районах на оккупированной территории Советского Союза.

Не исключались случаи и заключения детей в концентрационные и транзитные лагеря. Некоторые из них, особенно близнецы, использовались нацистами для медицинских экспериментов, в результате которых дети умирали.

Руководство концлагерей использовало подростков, особенно еврейских, на принудительных работах, где из-за невыносимых условий они погибали.В ужасных условиях транзитных лагерей содержались еврейские дети, как в случае с Анной Франк и ее сестрами в Берген-Белзене, и дети-сироты других национальностей, чьи родители были расстреляны в так называемых “антипартизанских” операциях. Некоторые из этих сирот временно находились в концлагере Люблин/Майданек и в других местах заключения.

В рамках компании по “защите арийской крови” расовые эксперты СС отдавали приказы насильственно перевозить детей с оккупированных территорий Польши и Советского Союза в Германию для усыновления их расово подходящими немецкими семьями. Хотя это решение имело “расово-научную” базу, зачастую светлые волосы, голубые глаза или красивое лицо были достаточным основанием для “благоприятной возможности” “германизироваться”. В то же время, если польские и советские женщины, угнанные на работу в Германию, имели сексуальные отношения с немцами (часто по принуждению), в результате которых наступала беременность, их заставляли делать аборт или вынашивать ребенка в условиях, влекущих за собой смерть младенца, если по решению “расовых экспертов” ребенок имел недостаточно немецкой крови.

Но некоторые еврейские дети находили способ выжить. Многие из них контрабандой доставляли в гетто продовольствие и медикаменты. Некоторые дети, члены молодежного движения, участвовали в акциях подпольного сопротивления. Многие из них совершали побег с родителями или другими родственниками, а иногда и сами, чтобы присоединиться к семейным отрядам, управляемым еврейскими партизанами.

С 1938 по 1940 год функционировал "Киндертранспорт" (нем. — "Детский транспорт") — так называлась кампания по спасению еврейских детей-беженцев (без родителей); тысячи таких детей были переправлены из нацистской Германии и оккупированной Европы в Великобританию. Некоторые неевреи предоставляли убежище еврейским детям, а иногда, как в случае Анны Франк, и членам их семей. Во Франции почти все протестанское население небольшого гугенотского городка Шамбон-сюр-Линьон, так же как и католические священники и духовные и мирские католики, участвовало в укрывании еврейских детей с 1942 по 1944 год.Таким же образом много детей было спасено в Италии и Бельгии.

После капитуляции нацистской Германии и окончания Второй мировой войны беженцы и перемещенные лица разыскивали своих пропавших детей по всей Европе. Тысячи осиротевших мальчиков и девочек находились в лагерях для перемещенных лиц. Многие покидали восточную Европу во время массового исхода "Бриха", отправляясь в западные зоны оккупированной Германии, а оттуда — в Ишшув (еврейское поселение в Палестине). В рамках движения «Алият ха-ноар» (ивр. — “Молодежная алия”) тысячи евреев иммигрировало в Ишшув, а позже, после образования в 1948 году еврейского государства, в Израиль.