Личная история

Сэм Ицкович описывает первые минуты после освобождения

В сентябре 1939 года в Польшу вторглись германские войска. После того, как они оккупировали Макув, Сэм бежал на советскую территорию. Он вернулся в Макув, чтобы пополнить свои запасы продовольствия, но был схвачен и помещен в гетто. В 1942 году его депортировали в Освенцим. В 1944 году, в связи с приближением Советской армии, Сэма и других заключенных начали перегонять в лагеря на территории Германии. В начале 1945 года узников отправили на марш смерти. Сэм был освобожден американскими войсками после того, как ему удалось совершить побег во время воздушного налета.

Полная расшифровка

Танки, которые шли в хвосте колонны, замедлили ход, и они увидели, как я выхожу из леса, и сначала приняли меня за немца, так что они остановились и хотели взять меня как военнопленного. Ну, а когда они увидели мою униформу, и потом… потом, когда увидели, в каком я состоянии… Я не хочу повторять, что он сказал. Он принялся чертыхаться как…[смеется] Он сказал: "Мать твою…" Ну, вы понимаете, как солдат может выругаться. Он полез в карман и вытащил оттуда плитку шоколада. И дал ее мне. Это был по-настоящему твердый шоколад, темный. Очень питательный. Я попытался разгрызть эту чертову плитку. Я бы проглотил ее целиком, если бы мог. Но я не мог, и принялся сосать ее, а он просто стоял и смотрел на меня, и смотрел. Потом нашел у себя и дал мне пачку сигарет. Я не курил, но спрятал ее в карман. Тогда он вытащил свой сухой паек — крекеры… м-м… "Спэм" [мясные консервы], все, что у него было — просто нагрузил меня всем этим, а я стоял точно ребенок в магазине игрушек. Я хочу сказать, я просто… и тут он похлопал меня по плечу и сказал: "Доктор". Он пытался объяснить мне, что собирается позвать доктора. И в самом деле, минут через десять возвращается он с… не знаю уж, врач это был, или санитар, или кто. И тот только взглянул на меня и сразу замахал своим. Они прибежали с носилками, положили меня туда и отнесли меня в полевой… м-м… лазарет. И по-моему, доктор там… он тоже был евреем. Он осмотрел меня и взялся за работу. Первым делом он запретил мне есть. Дал мне чаю, дал немного манки со снятым молоком и… черт, да я лошадь мог бы съесть, такой… такой я был голодный. А он все кричал: "Потише! Не торопись!" А я думал про себя: "Ничего себе, не торопись — да он уморить меня хочет. У Гитлера не вышло прикончить меня, так теперь этот пытается". Но постепенно, понимаете, примерно через каждые два часа, он стал увеличивать порции, которые давал мне. И тогда я наконец понял, что он не желает мне зла. Я все еще был голоден; на второй и на третий день я ел не останавливаясь. Он сидел рядом и только смотрел, как я заглатываю все, что он ставит на стол — картофельные оладьи, бекон, колбасу — все, что он давал мне. И так я ел и ел четыре дня подряд, пока наконец не почувствовал, что сыт.


  • Jewish Community Federation of Richmond
Архивное описание

Эта страница также переведена на

Thank you for supporting our work

We would like to thank The Crown and Goodman Family and the Abe and Ida Cooper Foundation for supporting the ongoing work to create content and resources for the Holocaust Encyclopedia. View the list of all donors.