<p>A group of young German boys view<em> Der Stuermer</em>, <em>Die Woche</em>, and other <a href="/narrative/81/ru">propaganda</a> posters that are posted on a fence in Berlin, Germany, 1937.</p>

Нацистская пропаганда

“Пропаганда вечно должна обращаться только к массе… На деле пропаганда есть средство и поэтому должна рассматриваться не иначе, как с точки зрения цели“. Адольф Гитлер написал эти слова в своей книге "Моя борьба" (1926), в которой он впервые отстаивал использование пропаганды для распространения идеалов национал-социализма, таких как расизм, антисемитизм и антибольшевизм.

Вслед за захватом власти нацистами в 1933 году Гитлер создал Министерство пропаганды и народного образования во главе с Йозефом Геббельсом. В задачу Министерства входило внедрение в массы нацистских идей через искусство, музыку, театр, кино, книги, радио, учебные пособия и прессу.

Для нацистской пропаганды существовало несколько объектов. Немцам напоминали о необходимости борьбы с иностранными врагами и низложении евреев. В течение периода, предшествовавшего принятию законодательных или исполнительных мер по отношению к евреям, пропагандистская кампания создавала атмосферу терпимости к преступлениям против евреев, главным образом в 1935 году (перед выходом в сентябре Нюрнбергских расовых законов) и в 1938 (накануне заблокировавшего экономику евреев Германии антисемитского законопроекта, последовавшего за “Ночью разбитых витрин”). Пропаганда поощряла пассивное одобрение надвигающихся мер против евреев, представляя нацистское правительство как орган, постепенно восстанавливающий порядок.

Предметом нацистской пропаганды являлась также реальная и сознательная дискриминация этнических немцев в восточноевропейских странах, таких как Чехословакия и Польша, увеличивших свои территории за счет Германии после Первой мировой войны. Такого рода пропаганда взывала к политической преданности и так называемому расовому самосознанию. Она призывала к введению в заблуждение зарубежные правительства, включая Европейские Великие державы, утверждениями, что Германия якобы предъявляет ясные и честные требования концессий и аннексий.

После нападеня Германии на Советский Союз нацистская пропаганда в равной степени усилила давление на гражданское население Рейха, солдат, офицеров полиции и военнослужащих иностранных армий-союзников гитлеровской Германиии. Темы пропаганды были неизменны – связь советского коммунизма с европейским еврейством, представление Германии как защитника западной культуры от еврейско-большевитской угрозы и изображение трагической картины того, что может случиться, если Советы выиграют войну. Особого накала пропаганда достигла после катастрофического поражения немцев под Сталинградом в феврале 1943 года. Предполагалось, что лейтмотивы пропаганды должны были звучать как призыв ко всем воюющим на стороне Рейха войскам бороться до конца.

Киноленты играли важную роль в распространении расового антисемитизма – наиглавнейшей задачи немецкой военной власти, так как евреи были определены нацистской идеологией как злейшие враги нации. Фильмы, созданные нацистами, представляли евреев “нечеловеческими” созданиями, проникшими в арийское общество. Например, фильм “Вечный жид”, снятый в 1940 году Фрицем Хипплером, рисует евреев как странствующих культурных паразитов, поглощенных сексом и деньгами. Некоторые фильмы, такие как “Триумф воли” (1935) режиссера Лени Рифеншталь, прославляли Гитлера и национал-социалистическое движение. Две другие работы Лени Рифеншталь, “Фестиваль нации” и “Фестиваль красоты”, изображали Берлинские Олимпийские игры 1936 года и пробуждали национальную гордость за достижения нацистского режима во время проведения Олимпийских игр.

Немецкие газеты, главным образом “Штурмовик”, помещали на своих страницах антисемитские карикатуры на евреев. После нападения Германии на Польшу в сентябре 1939 года, начавшего Вторую мировую войну, нацистский режим использовал пропаганду для внушения немецкому и гражданскому населению идеи, что евреи не только “нечеловеки”, но и опасные враги германского Рейха. Нацисты рассчитывали заручиться поддержкой или хотя бы согласием немцев с политикой, направленной на полное выселение евреев с территории Германии.

Во время осуществления так называемого “Окончательного решения еврейского вопроса” – массового уничтожения европейского еврейства – руководители СС своими действиями в лагерях смерти заставляли жертв Холокоста прибегать к уловкам, необходимым для беспрeпятственного выезда из Германии и оккупированной Европы. Руководство концентрационных лагерей и лагерей смерти заставляло заключенных, многим из которых вскоре предстояло погибнуть в газовых камерах, отправлять открытки родным, сообщая о хорошем обхождении с ними и нормальных условиях жизни. Таким образом лагерное начальство использовало пропаганду для сокрытия свидетельств жестокости и массовых убийств.

В июне 1944 года немецкая Служба безопасности разрешила группе сотрудников Международного Красного Креста инспектировать Терезиенштадтский лагерь-гетто, расположенный в протекторате Богемии и Моравии (ныне Чешская республика). Войска СС и полиции основали Терезиенштадт в ноябре 1941 года как орудие пропаганды для воздействия на граждан германского Рейха. Лагерь-гетто использовали для разъяснения немцам, озадаченным депортацией немецких и австрийских евреев – стариков, инвалидов войны, известных у себя на родине артистов и музыкантов – на восток на принудительные работы. Готовясь к предстоящему визиту 1944 года гетто “преобразилось”. Побужденные инспекцией, эсэсовские власти протектората выпустили фильм о жителях гетто, демонстрируя великодушное обхождение с евреями, предположительно имевшее место в Терезиенштадте. Когда фильм был закончен, эсэсовцы депортировали большинство “действующих лиц” фильма в лагерь смерти Аушвиц-Биркенау.

До самого конца существования нацистского режима пропаганда эффективно использовалась для призыва немецкого населения поддерживать захватнические войны гитлеровцев. Нацистская пропаганда была также необходима для мотивации тех, кто осуществлял массовые убийства европейских евреев и других жертв нацистского режима. Кроме того пропаганда использовалась для обеспечения молчаливого согласия миллионов других – в качестве сторонних наблюдателей – на совершаемые в расовых целях преследования и убийства.