Личная история

Ирен Хицме и Рене Слоткин рассказывают о депортации в Освенцим

В детстве Рене и Ирен звали Рене и Ренатой Гуттман. Вскоре после появления близнецов на свет семья переехала в Прагу, где в марте 1939 года их застала оккупация Германией Богемии и Моравии. Спустя несколько месяцев германская полиция арестовала их отца. Лишь через несколько десятилетий Ирен и Рене узнали, что он был убит в Освенциме в декабре 1941 года. Ирен, Рене и их мать нацисты депортировали в гетто г. Терезина (Терезиенштадта), а затем в Освенцим. В лагере близнецов разлучили и использовали для медицинских экспериментов. После своего освобождения из Освенцима Ирен и Рене еще некоторое время оставались разлучены. В 1947 году организация "Спасение детей" перевезла Ирен в США, где она воссоединилась с Рене в 1950 году.

Полная расшифровка

ИРЕН: Следующее, что я помню, вскоре после этого: мы идем по снегу, на дворе ночь, и наша… моя мама, наша мама тащит за собой чемодан; и я помню, что не хотела идти — неважно, куда именно, я никуда не хотела. Я помню, что мама сильно дернула меня за руку, как… ну, вы понимаете, мол, хватит, пойдем же. И я помню — это одно из очень ясных воспоминаний о ней — потому что я помню, понимаете, что она фактически тянула меня за собой, как… РЕНЕ: Видимо, я шел спокойно, потому что я не… я не помню, чтобы она меня тянула. Хотя я хорошо помню ту ночь, и помню собак. ИРЕН: Да, да, там были собаки, и они лаяли. А потом мы сели на поезд. РЕНЕ: Точно, я помню, как мы ехали на поезде. ИРЕН: Да, я тоже. РЕНЕ: Я хочу сказать, это был… это… теперь мы знаем, что это был поезд, который шел в… в Освенцим. Но все это вместе — жара, вонь, теснота, вагон битком набит людьми, ох, это была просто пытка, там, в поезде. Вы… я хочу сказать, вы ведь слышали, что люди просто умирали там… ИРЕН: Вокруг все время кто-то стонал, и… РЕНЕ: Да, эти стоны, это… это было ужасно. ИРЕН: А для маленького ребенка это было… ну, тяжело, вы понимаете, все эти тела, которые нависают прямо над тобой. И я помню, что мне хотелось… ну, мне хотелось лечь. РЕНЕ: Да, верно, лечь там нельзя было, по некоторым причинам… ИРЕН: Ну да, там не было места… РЕНЕ: Не было места, или негде было повернуться, или было слишком грязно, в общем, было просто некуда лечь. ИРЕН: Да, не было места. Где ты стоял, там уж и оставался до конца. И… но мы не плакали. РЕНЕ: Нет. ИРЕН: Нет, не плакали. Мы были слишком напуганы. Мы просто откуда-то знали, что плакать не стоит.


Ключевые слова


  • US Holocaust Memorial Museum Collection
Архивное описание

Поделиться ссылкой

Thank you for supporting our work

We would like to thank The Crown and Goodman Family and the Abe and Ida Cooper Foundation for supporting the ongoing work to create content and resources for the Holocaust Encyclopedia. View the list of all donors.